Из жизни великих:

Вагнер в поисках пристанища.

News image

Вагнер поселился в Бибрихе на Рейне, где он начал работу над <<Нюрнбергскими мейстерзингерами>>. Материаль...

Возвращение в Германию.

News image

Время пребывания Вагнера в Париже близилось к концу. Готовившаяся в Дрездене постановка <<Риенци>> ускорил...

Вагнер. Пребывание в Париже.

News image

Заветной мечтой Вагнера стал Париж -- один из центров европейской художественной культуры той эпохи, город-магнит, при...

Закулисье:

Воронежский симфонический оркестр открыл юбилейный сезо

News image

10 сентября Академический симфонический оркестр Воронежской филармонии открыл свой 85-й концертный сезон. Как сообщ...

Пласидо Доминго продлил контракт с оперой Лос-Анджелеса

News image

Выдающийся тенор современности испанец Пласидо Доминго останется на посту генерального директора оперы Лос-Анджелеса д...

Авторизация






Комментарий для аккордеона
Классическая музыка - Музыка на студиях звукозаписи

комментарий для аккордеона

Из дисков с музыкой Шнитке, изданных к 75-летию со дня его рождения, выделим два. Один посвящен киномузыке, на другом впервые записана последняя, Девятая симфония, шедшая к слушателю около десяти лет. По гамбургскому счету, вероятно, записи неравноценны: с одной стороны, музыка для двух кинолент, явно не лучших в обширной фильмографии Шнитке, с другой стороны -- итоговое сочинение композитора в важнейшем для него жанре. Однако если истинное мерило ценности искусства -- радость, которую оно доставляет, из двух изданий впору отдать предпочтение первому.

Альфред Шнитке. Киномузыка, том IV (Capriccio). Если основные сочинения Шнитке записаны давно и не раз, то многие его киноработы еще ждут своего часа: композитор написал музыку более чем к 60 фильмам. Ее возрождением много лет занимается немецкий дирижер Франк Штробель -- он работает не со звуковыми дорожками фильмов, а с авторскими партитурами, лучшие страницы которых записывает заново. Маэстро посвятил киномузыке Шнитке уже пятый (в данной серии четвертый) диск; на нем мелодии из фильмов Элема Климова «Спорт, спорт, спорт» и «Похождения зубного врача». Многие темы звучат знакомо -- на их основе Шнитке составил «Сюиту в старинном стиле». Хотя она стала одним из популярнейших его сочинений, Шнитке не принимал ее слишком всерьез: «Во время исполнения этого произведения, когда меня вызывали, я даже не выходил. Оно «не мной» что ли написано -- откровенная стилизация».

Слушая диск, начинаешь лучше понимать, что имел в виду Шнитке: главное свойство представленной музыки -- многослойность, тогда как для «Сюиты» он сознательно обеднил ее, оставив лишь пласт, связанный с музыкой барокко. Да, Шнитке был блестящим мастером стилизации, однако в работе над этими фильмами его задача состояла не только в том, чтобы примерить маску Вивальди или Боккерини. Старинная музыка оказалась составляющей современного звучащего мира -- то органично сливаясь с ним, то служа примером утраченной гармонии. Первый же трек: одна из тем, получивших самостоятельность в «Сюите в старинном стиле», звучит на равных правах с двумя другими: «эстрадной» (с соло электрогитары) и «рахманиновской» (с характерными фортепианными раскатами). Позднее ту же «барочную» тему, не менее органичную в джазовом обличье, играют контрабас и несколько саксофонов.

Помимо номеров, где вполне выдержано единство стиля, таких как чарльстон, менуэт или типичный парковый вальс для духового оркестра, здесь есть и ровно противоположные, где с первого прослушивания не успеваешь уследить за бегом авторской мысли. Аккордеон, играющий ритмически захватывающую мелодию, вдруг принимается за одну из главных тем Пятой симфонии Чайковского, плавно переходящую в музыку из фильма «Мужчина и женщина». Так работа в кино формировала творческий метод Шнитке, названный полистилистикой. А элементы старинной музыки с тех пор прочно вошли в его арсенал; не случайно во многих его сочинениях звучит клавесин, даже в Девятой симфонии.

Альфред Шнитке. Девятая симфония (ECM New Series). К нынешнему юбилею Шнитке вышли сразу две записи его последней симфонии -- сочинения с трагической судьбой. Партитуру, завершенную тяжелобольным автором, первым пытался реконструировать Геннадий Рождественский; опираясь на свое уникальное знание стиля Шнитке, он творчески воссоздал фрагменты, которые не смог расшифровать. «Работу над этой симфонией можно было назвать посильной расшифровкой абракадабры, -- объяснял дирижер. -- Я поставил перед собой цель, не ограничиваясь чисто техническими проблемами, максимально войти в «русло стиля» композитора, пользуясь «коллажированием» в самом широком смысле слова и многоплановым цитированием». Редакция была представлена в Москве в 1998 году, однако Шнитке ее не одобрил и потребовал отменить дальнейшие исполнения. Позже вдова композитора Ирина Шнитке передала партитуру Николаю Корндорфу, а после его внезапной смерти -- Александру Раскатову, работавшему над ее реконструкцией несколько лет.

Девятая симфония в версии Раскатова впервые прозвучала летом 2007 года и вскоре была записана. Деннис Расселл Дэвис, дирижировавший премьерой, рассказывал: «В буквальном смысле закончить симфонию невозможно. Но Раскатов сделал все что мог. Это не вполне сочинение Шнитке, а скорее комментарий к партитуре и к его жизни в целом». Ирина Шнитке в свою очередь считает, что Раскатову удалась полная реконструкция рукописи. Однако если допустить, что маэстро Дэвис прав, то на подобный комментарий к музыке и жизни Шнитке, безусловно, имел право и Рождественский. На то, что автор не авторизовал его редакцию, возразить нечего. И все же ее запись, возможно, также заслуживала бы издания.

Что касается реконструкции Раскатова, выпущенной ЕСМ и затем BIS, она вызывает смешанные чувства: как комментировать музыку, написанную на пороге мира иного? Имеешь ли ты право критически высказываться о предсмертном сочинении великого композитора? Девятую симфонию мы еще будем долго воспринимать именно с этой точки зрения, невольно формируя свое впечатление заранее и слыша в музыке бесплотность, словно симфония пишет себя сама. Насколько близка к замыслу Шнитке редакция Раскатова, с точки зрения слушательского опыта сказать трудно: музыкальный почерк композитора то неузнаваем, то узнаваем настолько, что может показаться следствием имитации. Диск украшает своеобразная постлюдия -- сочинение самого Раскатова Nunc dimittis, записанное с участием всемирно известного Хиллиард-ансамбля и певицы Елены Васильевой.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Концерты классической музыки:

Челябинский оперный театр обновит Руслана и Людмилу к

News image

2 и 3 октября 2010 года на сцене Челябинского государственного академического театра оперы и балета имени Глинки будет...

Петербургский Jam Hall покажет прямую трансляцию Карме

News image

13 октября 2010 года, в среду в кинотеатре Jam Hall в Петербурге, в рамках проекта Опера на большом экране состоится...

Музыкальные «Кружева» в Вологде

News image

«Всей семьей в музыку» - под таким девизом должны пройти для вологжан два воскресенья: 17 и 24 октября. В октябре в Во...

В Петербурге соберутся музыканты Под знаком вечности

News image

Международный музыкальный фестиваль Под знаком вечности пройдет в Санкт-Петербургской консерватории с 21 по 28 сентя...

Популярные статьи о композиторах:

News image

ФРАНСУА ЖОЗЕФ ГОССЕК (Gossec)

Французская буржуазная революция XVIII в. видела в музыке великую социальную силу (Б. Асафьев), способную мощно воздействовать на мышление и посту...

Читать>>
News image

ЭРНЕСТ БЛОХ (Bloch)

Швейцарский и американский композитор, скрипач, дирижёр и педагог. Учился в консерватории у Э. Жак-Далькроза (Женева), Э. Изаи и Ф

Читать>>
News image

Гражина Бацевич

Гражина Бацевич (Bacewicz) (5 V 1913, Лодзь - 17 I 1969, Варшава) - польская скрипачка и композитор. В 1932 окончила Варшавскую консерваторию по кла...

Читать>>