Из жизни великих:

Бетховен. Дружба с эрцгерцогом Рудольфом

News image

Дружба Бетховена с Рудольфом, австрийским эрцгерцогом и сводным братом императора, – один из наиболее любопытных истор...

Камерное и клавирное творчество Моцарта

News image

Для неискушённого читателя само слово клавикорды кажется старинным, непонятным и внушающим страх, поэтому прежде чем ...

Раскрыта тайна смерти Бетховена: его убили

News image

Другие исследователи, возможно, не разделяют его точку зрения, однако один факт неоспорим: маэстро был очень серьезн...

Закулисье:

Концерт классической музыки состоится в Астане

News image

Девятого октября в камерном зале театра «Астана Опера» исключительно для любителей классики в рамках цикла абонементов п...

Фестиваль под названием "Жемчужины классической музыки

News image

На крыше амфитеатра под названием "Азриэли" двадцатого сентября открылась суккотная "Греческая таверна". Чувственную, за...

Авторизация






Первые релизы лейбла Mariinsky
Классическая музыка - Музыка на студиях звукозаписи

первые релизы лейбла mariinsky

OPENSPACE.RU продолжает ревизию сегодняшнего состояния дел в звукозаписи академической музыки. Серия материалов была начата за упокой, с обсуждения русского издания книги Нормана Лебрехта «Маэстро, шедевры и безумие», в которой главный фрондер западной музыкальной критики оплакивает летальный исход record-индустрии. ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ одним из первых в России послушал пилотные диски лейбла Mariinsky – и уверился в существовании жизни после смерти.

В 2000 году Лондонский симфонический оркестр (LSO) произвел революцию в академической звукозаписи: прервал отношения с крупными корпорациями, создал собственный лейбл LSO Live и первым в мировом оркестровом истеблишменте перешел на самиздат. Стратегия оказалась настолько успешной как с творческой, так и с финансовой стороны, что к концу десятилетия ей стали следовать большинство крупных исполнительских коллективов планеты.

В 2007 году главным дирижером LSO стал Валерий Гергиев. В 2009 году Мариинский театр обзавелся лейблом Mariinsky, созданным по образу и подобию LSO Live и работающим на его технической и издательской базе.

На сегодняшний день в каталоге Mariinsky два диска, оба посвящены музыке Дмитрия Шостаковича: запись оперы «Нос» вышла в конце мая, несколько недель назад в продажу поступил диск с первой и последней симфониями композитора. Выпуск третьего альбома, с оркестровыми увертюрами и фантазиями Петра Чайковского, планируется осенью.

От продукции Mariinsky стоит ждать очень многого, пока ее единственный досадный изъян — душные тексты придворного мариинского музыковеда Леонида Гаккеля в буклетах. В остальном все слишком хорошо, чтобы быть правдой: обладатель шестнадцати премий Grammy продюсер Джеймс Маллинсон гарантирует исключительное качество звука, выпущенные в продвинутом формате SACD диски соответствуют высшим издательским стандартам, интерпретации Валерия Гергиева обеспечивают достижения петербургско-лондонского менеджмента исполнительским золотом высшей пробы.

Дмитрий Шостакович: «Нос». Солисты, хор и оркестр Мариинского театра, дирижер Валерий Гергиев. Mariinsky MAR0501, © 2009

Историю Mariinsky Валерий Гергиев начал весьма патриотично: показав всему миру «Нос». Первая опера Дмитрия Шостаковича — идеальный материал для дебютного альбома русского лейбла. Виртуозно-трудноподъемная партитура специально создана для демонстрации количественных и качественных мощностей оперной труппы: сегодня в России вряд ли найдется еще один коллектив, способный реанимировать вереницу бесчисленных шостаковичевских Иванов Ивановичей и Петров Федоровичей с таким же блеском.

Эта запись захватывает в прямом смысле слова. Ее первые секунды авторитарно берут за грудки и вбрасывают в самый водоворот карнавального гоголевского угара. Они звучат огорошивающе фамильярным приглашением на оперный разгуляй, отказаться от которого решительно невозможно.

Лучшие оперные записи театрально зримы, Гергиев идет еще дальше: доводит реалистичность, многомерность и физическую осязаемость исполнения до того уровня, на котором звуковые события не переживаются слушающим, а проживаются им. Всеми органами чувств, в режиме реального времени, прямо-таки интерактивно.

Ты собственными руками нащупываешь в свежей выпечке майорский нос. Заражаешься паникой цирюльника, спешащего избавиться от отрезанного вещдока в надежде замылить должностное преступление. Жмуришься от вспышки щипковой молнии при появлении петербургского квартального Аполлона. Морщишься, наблюдая за отфыркиваниями и похрюкиваниями непроспавшегося Ковалева. Вместе с ним разухабисто галопируешь по питерским набережным и вваливаешься в вибрирующую полутьму Казанского собора. Уже один продираешься сквозь дремучий додекафонный абсурд октета дворников.

В сравнении с гергиевской историческая запись Геннадия Рождественского (1975) буксует и вязнет в жанровом нажиме, утрированно густом комизме. Она слишком основательна, чересчур уважительна. Гергиев играет один из ключевых текстов петербургского авангарда как свершившуюся классику, которую нужно пришпорить и космополитично освежить перфекционистским холодком. По мариинскому «Носу» ухо скользит, как по катку: кучер стреляет по Носу, Нос спотыкается и падает, квартальный просыпается и свистит, Нос отстреливается.

Отоваренная с легкостью необыкновенной, махина «Носа» звучит кристально чисто и свежо. Звукорежиссура превосходно транслирует всю глубину и многоплановость вокально-симфонических рельефов Шостаковича-Гергиева. От динамических обвалов выступает предусмотренный гоголевской поэтикой холодный пот: «вдруг» — ключевое слово и всего вокабуляра писателя, и этой записи. Многие эпизоды сногсшибательны; шоковая терапия антракта для одних ударных инструментов наводит на мысль о том, что молодой Шостакович безумствовал в расчете на многоканальный формат записи 5.1.

Дмитрий Шостакович: Симфония №1, Симфония №15. Симфонический оркестр Мариинского театра, дирижер Валерий Гергиев. Mariinsky MAR0502, © 2009

В «Носе» Валерий Гергиев поднялся на такую высоту, соответствовать которой, казалось бы, довольно трудно. И поначалу второй диск Mariinsky откровенно разочаровывает — Первая симфония звучит о’кей, но не супер. Зато запись Пятнадцатой может быть смело отнесена к абсолютным вершинам Гергиева-симфониста.

В музыке Пятнадцатой традиционно принято, с одной стороны, подчеркивать инфернальную театральность, гиньольный надлом, издевательский гротеск. С другой — педалировать эфирную метафизику, предсмертное просветление. Все эти стихии Валерию Гергиеву одинаково любезны. Но последнюю симфонию Шостаковича он сыграл вообще про другое. Непривычно и нелицеприятно.

Хрупкую, по-стариковски рахитичную музыку позднего Шостаковича дирижер отказывается опирать о свою волю. Самоустраняясь, исполнитель позволяет расслышать, как мучительно и тяжело шестидесятипятилетнему композитору думалось звуками. Как постепенно отказывала его творческая перистальтика. На поверхность выходит колоссальное напряжение, которым Шостакович заполнял нотные строчки или оставлял их пустыми.

Оголяя и без того раздетую донага партитуру, безжалостно лишая ее всяких интерпретаторских париков и фижм, Гергиев поступает как режиссер-документалист. Слушающий Пятнадцатую уподоблен Германну в спальне графини, сделан «свидетелем отвратительных таинств ее туалета».

От мариинского зодчего резонно было бы ожидать попытки собрать деконструктивистскую мозаику Пятнадцатой в единое панно. Но Гергиев последовательно идет по пути divide et impera: подчеркивает бриколлаж, пугающий автоматизм копи-пейстов, шаткость собранного из реди-мейдов целого. Дирижер проверяет на прочность этот колосс на глиняных ногах, а он знай себе пляшет один dance macabre за другим.

Между композитором, исполнителем и слушателем в этой записи не без мазохизма воздвигнуто по герметичной стене. Слуху буквально не за что зацепиться, к концу диска обязательно испытываешь что-то вроде кислородного отравления. Трудно даже вспомнить, какую из интерпретаций Пятнадцатой можно поставить рядом с гергиевской. Хотя, наверное, это ей и не слишком нужно: она из числа тех культурных феноменов, которые лучше чувствуют себя в гордом одиночестве.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Концерты классической музыки:

Знаменитый тенор Сергей Семишкур выступит в СПб Филармо

News image

5 октября 2010 года, во вторник в Малом зале Санкт-Петербургской Академической Филармонии состоится сольный концерт мо...

Челябинский оперный театр обновит Руслана и Людмилу к

News image

2 и 3 октября 2010 года на сцене Челябинского государственного академического театра оперы и балета имени Глинки будет...

Американский скрипач по имени Джошуа Белл будет играть

News image

В Большом зале консерватории во вторник будет выступать американский скрипач по имени Джошуа Белл, который впервые высту...

Детский театр Зазеркалье открывает сезон. В планах -

News image

.Свой 24-й сезон Санкт-Петербургский государственный детский музыкальный театр Зазеркалье открывает в Международный ...

Популярные статьи о композиторах:

News image

ЛУИДЖИ КЕРУБИНИ (Cherubini)

В 1818 г. Л. Бетховен, отвечая на вопрос, кто ныне является величайшим композитором (исключая самого Бетховена), сказал: Керубини . Выдающимся ...

Читать>>
News image

ЗАХАРИЙ ПЕТРОВИЧ ПАЛИАШВИЛИ

Великим классиком грузинской музыки называют З. Палиашвили, сравнивая его значение для грузинской культуры с ролью М. Глинки в русской музыке. В его...

Читать>>
News image

ДЖОВАННИ БАТТИСТА ПЕРГОЛЕЗИ (Pergolesi)

Итальянский оперный композитор Дж. Перголези вошел в историю музыки как один из создателей жанра оперы-buffa. В своих истоках связанная с традициями...

Читать>>