Из жизни великих:

и .

News image

Оперы <<Тангейзер>> и <<Лоэнгрин>> являются вершиной творчества Вагнера в, 40-е годы. В них на...

Марк Тишман

News image

Полезная информация! Продается отличная тротуарная плитка в Новосибирске по очень доступной цене. Певец, композит...

Возвращение в Германию.

News image

Время пребывания Вагнера в Париже близилось к концу. Готовившаяся в Дрездене постановка <<Риенци>> ускорил...

Закулисье:

В Карабахе состоится 3-ий международный фестиваль юных

News image

В Нагорно-Карабахской Республике проходит по счету 3-ий международный фестиваль юных исполнителей классической музыки по...

Классическая музыка с южным оттенком

News image

В Алуштинском регионе август начнется под самые удивительные звуки классической музыки. Тут на протяжении последнего лет...

Авторизация






Жизнь героя или летопись эпохи?
Классическая музыка - Музыка на студиях звукозаписи

жизнь героя или летопись эпохи?

После широкомасштабного празднования столетнего юбилея Дмитрия Шостаковича, когда его музыка звучала в невиданных прежде объемах, наступила некая реакция, и, по крайней мере, в Москве, он на целый сезон почти что совсем исчез из концертных афиш. Остановился и поток новых записей, в рекордном количестве изданных непосредственно к юбилею. Но постепенно все возвращается на круги своя. И вот перед нами - новый альбом всех симфоний одного из величайших творцов ХХ столетия, записанный выдающимся русским дирижером Дмитрием Китаенко вместе с Guerzenich-Orchester Koeln . (Если не ошибаюсь, это - первая запись симфоний Шостаковича в формате SACD, что, несомненно, привлечет внимание продвинутых аудиоманов, обладающих соответствующей аппаратурой. Впрочем, и на обычных CD-плеерах качество звучания отменное.)

Дмитрий Китаенко - один из последних дирижеров, успевших пообщаться с самим Шостаковичем и исполнять его музыку в присутствии автора. Вместе с тем он и один из первых, кто записал все симфонии Шостаковича уже в новом тысячелетии. Этим обстоятельством в значительной мере и продиктован его подход ко многим из них как прежде всего к звучащей летописи эпохи. Летопись - жанр эпический. Вот и в трактовках Китаенко эпическая широта, неторопливое развертывание музыкального повествования часто превалируют над открытыми драматическими выплесками, отчего, впрочем, последние иногда производят по контрасту даже еще более сильное впечатление.

В замедленном ритме по-иному проступают, к примеру, черты некоторых сочинений, которые воспринимались прежде как чересчур плакатные, а то и просто конъюнктурные. Так, в одиозной Двенадцатой симфонии ( 1917 год ), посвященной вождю пролетарской революции, наряду с трескуче-вымученным пафосом финального апофеоза более явственно проступает суровое дыхание самой истории, и обнаруживаются вместе с тем достаточно неожиданные сопоставления. Скажем, вторая часть, Разлив , вдруг косвенным образом проявляет человеческую ущербность героя симфонии, нарушающего гармонию природы своими безумными, разрушительными замыслами...

Неторопливое, иногда даже чересчур, течение музыкального времени имеет, впрочем, не только очевидные преимущества, но и не менее очевидные минусы. С одной стороны, мы словно бы заново открываем для себя те или иные части и эпизоды ряда симфоний. С другой - от чрезмерной иногда растянутости темпов подчас дробится форма. Взять, к примеру, Четвертую симфонию - композиционно одну из наиболее сложных у Шостаковича. У Китаенко здесь есть масса потрясающих находок и откровений, тонко проработанных деталей, за которыми, однако, порой начинает исчезать ощущение целого. Впрочем, подобный эффект возникает еще, пожалуй, лишь в двух-трех симфониях. Примеров противоположного свойства куда как больше.

Одной из вершин цикла в интерпретации Дмитрия Китаенко становится Пятая симфония. Здесь он безоговорочно выдерживает любые сравнения с великими предшественниками, в чем-то, как представляется автору этих строк, оказываясь даже убедительнее. Скажем, в первой и третьей частях, где Мравинский с Кондрашиным, каждый по-своему, чрезмерно патетичны, не допуская, кажется, и мысли, что герой симфонии может рефлексировать по какому-то иному поводу, кроме своих отношений с эпохой и властью, Китаенко акцентирует мощную лирическую составляющую этой музыки. Между прочим, ведь и сам Шостакович не раз говорил о некоем элементе автобиографичности в Пятой симфонии. Вспомним, что композитору в тот момент было лишь тридцать лет, и понятно, что, сколь бы сильным ударом ни были для него внезапно обрушившиеся гонения (после инспирированных Сталиным правдинских статей Сумбур вместо музыки и Балетная фальшь ), это не могло поглотить его целиком. К тому же первые три части симфонии были написаны там, где все слишком живо напоминало ему о пережитой недавно любовной драме. В интерпретации Китаенко третья часть, Largo, подчас даже вызывает ассоциации со знаменитым Adagietto из Пятой симфонии Малера. Только там - предощущение счастья, а здесь - безысходная тоска о безвозвратно потерянном. В итоге получается гораздо более емкая картина жизни героя , и тем самым Пятая приближается по типу к симфонии-роману, уходящему корнями в Шестую Чайковского и некоторые произведения Малера и Берлиоза. Что касается столкновения с эпохой, то оно достаточно отражено сперва в гротескной форме во второй части, а затем - во всем своем трагизме, - в четвертой, которую иногда сравнивают с Шествием на казнь из Фантастической симфонии ...

В целом Дмитрию Китаенко удалось сказать свое веское слово в прочтении цикла симфоний Шостаковича и добиться от немецкого оркестра не только игры с полной отдачей, но и проникновения в глубинную суть этой музыки.

Во Второй, Третьей и Тринадцатой симфониях следует также отметить и прекрасную работу Пражского филармонического хора. Что касается солистов, то выбор для Четырнадцатой симфонии солистки Мариинского театра Марины Шагуч, которая не сумела по-настоящему овладеть шостаковичевской интонацией да еще и проглотила большую часть слов, представляется не слишком удачным. Зато весьма достойно показался в Тринадцатой и Четырнадцатой симфониях Арутюн Кочинян (бывший солист Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, последние годы базирующийся преимущественно в Германии).

В настоящее время, кстати сказать, Дмитрий Китаенко завершил с Кельнским оркестром также и запись всех симфоний Сергея Прокофьева. Будем ждать появления на рынке этого альбома и не терять надежды на появление самого маэстро - после почти что двадцатилетнего перерыва - за пультом какого-либо из московских оркестров.

Дмитрий Шостакович. Симфонии. Дмитрий Китаенко. Guerzenich-Orchester Koeln. 12 SACD-Set. CAPRICCIO , 49 545.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Концерты классической музыки:

Андрей Гаврилов в Самаре

News image

В Самарской филармонии большой праздник – открытие юбилейного симфонического сезона. Этому событию посвящена большая в...

СПб Филармония проведёт общедоступный концерт-марафон в

News image

1 октября 2010 года, в пятницу, в Международный день музыки Большой зал Санкт-Петербургской Академической Филармонии и...

Jam Hall покажет петербуржцам Богему с бюджетом в 5 м

News image

С 16 по 22 сентября 2010 года в петербургском кинотеатре Jam Hall дважды в день (в 16 и 20 часов) будет демонстрироват...

Северные цветы расцветут в пяти городах России

News image

С 17 октября по 1 ноября 2010 года в Петербурге, Мурманске, Великом Новгороде и Петрозаводске будет проходить XI Между...

Популярные статьи о композиторах:

News image

ФРАНЧЕСКО ПАОЛО ТОСТИ: ВОЛШЕБНЫЙ МИР МЕЛОДИЙ

Не то с музыкальной критикой. Между двумя мировыми войнами два «гуру» итальянского музыковедения Андреа Делла Корте и Гвидо Паннэн опубликовали книг...

Читать>>
News image

Александр Григорьевич Арутюнян

Александр Григорьевич Арутюнян (р. 23 IX 1920, Ереван) - советский композитор. Нар. арт

Читать>>
News image

КЛОД ДЕБЮССИ (Debussy)

Французского композитора К. Дебюсси часто называют отцом музыки XX в. Он показал, что каждый звук, аккорд, тональность могут быть услышаны по-новому...

Читать>>